Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

profile

belem a noite

Жизнь не стоит на месте, и вот уже мы собрали чемоданы, развинтили детские кроватки, и -- увы, увы -- уехали из Лиссабона в Швабию. Итоговый пункт назначения -- славный город Тюбинген, но мы переезжаем поэтапно, и я там буду только с нового года, а семейство ближе к лету. Пока что привыкаем к сельской идиллии, вместо апельсинов -- яблоки, вместо чаек -- какие-то ястребы, вместо vinho verde -- Federweisser. Дедушка ("Это не дедушка! Это Opa!") катает детей на лошадях и водит смотреть, как доят коров.

В один из последних перед отъездом вечеров, когда мебель уже продали, коробки уже отправили, и дети заснули в спальниках на полу, я решил пройтись по району с фотоаппаратом. Взял широкоугольник, штатив, и вышел под теплый октябрьский моросящий лиссабонский дождик. Кто бывал в Лиссабоне, наверняка узнает знакомые места: мы жили в самом центре Белема, в двух шагах от Жеронимуша и паштейш де Белем.

Collapse )
profile

от Гринвича до Чизика

В прошлое воскресение осуществил давний план: прошел с младенцем пешком вверх по Темзе от Гринвича до Чизика — 30 с небольшим километров.

Collapse )

PS. А сегодня мы уезжаем из Лондона. Грустно, я успел привыкнуть.
profile

шотландия

Разобрал наконец шотландские фотографии (мы там были еще в апреле, на пасхальные выходные). В Шотландии оказалось замечательно. Много гор, озёр, замков и овец, и мало людей. Мы тогда решили, что средневековый замок — это хорошо, но руина средневекового замка — еще лучше. В основном потому, что вокруг меньше народу. И больше овец.

Collapse )
profile

огурцы с пупырышками

Хотел написать о серьезном, но мой друг каякер С. просит перевести «заумный блог про огурцы» в «нормальный дневник о самочувствии семьи и поисках квартиры». Пока я собирался ему ответить, мы уже переехали: живем теперь в Чизике в огромном доме начала 30-х годов со смешным лифтом, медными табличками с номерами квартир и темно-красным сплошным ковром в коридорах каждого этажа и на лестнице — интерьеры напоминают фильм Shining. О достопримечательностях Чизика (от художника Уильяма Хогарта и поэта Уго Фосколо до пивоварни Fuller's) расскажу как-нибудь отдельно.

Но всё-таки про огурцы! Найти настоящие пупырчатые огурцы в Лондоне мне удалось уже в двух местах: сначала в польском магазине «Mleczko», а потом на воскресном рынке в Чизике (а, например, на знаменитом Borough Market — фиг). Рынок, кстати, смешной: местные фермеры продают видов пятнадцать яблочного сока из разного сорта яблок, француз торгует вареньем, японка делает суши, а какой-то суровый мужик продает угрей из пенопластовой коробки и шотландские лисички. Вообще по сравнению с Фрайбургом тут одно расстройство — вишни нет, крыжовника почти нет, сливы мирабель (маленькие желтенькие) я видел один раз, помидоры обычно невкусные. Черника вся неправильная, не черная и не окрашивает язык.

Еще: месяц назад был в Петербурге, и мы с моим другом математиком К. проспорили часа три об апологетике, ходя кругами по Таврическому саду. Несносный К. настаивал на всякой ереси, но всё равно — какое же это блаженство! Не помню, когда я последний раз с кем-то дискутировал на действительно важную для меня тему (наш разговор, кстати, начался о кулинарии; переход от кулинарии к апологетике предлагаю читателю домыслить самостоятельно). В пылу спора где-то в Таврическом саду потерял коробочку хмели-сунели с Мальцевского рынка. Кроме того, с моим другом специалистом по пиву М. искупались в Неве и объелись черникой (правильной). И еще я сходил на блошиный рынок на Удельной и купил там большие счеты, маленькие счеты и красное игрушечное пианино. А мой друг философ К. вдохновенно рассказывал что-то фантастическое о теологии и программировании (и еще о женщинах-колли!). И еще, и еще.
profile

Огурцы Кривелли

Вот в Риме, например, я видел огурец:
Ах, мой творец!
И по сию не вспомнюсь пору!
Поверишь ли? Ну, право, был он с гору.
В Национальной галерее на Трафальгарской площади в новом корпусе, специально построенном для живописи Возрождения, целый зал отведен художнику кватроченто Карло Кривелли. Я о нем раньше ничего не знал и едва помнил фамилию, так что прошел бы мимо, если бы папа вдруг не заметил на Благовещении (где путеводитель советовал обратить особенное внимание на построение перспективы) — огурец.

Огурец лежал на полу между Марией и архангелом Гавриилом, рядом с яблоком. Пузатенький, с пупырышками, и судя по цвету, честно говоря, — солёный. Яблоко еще можно понять, — но огурец? Мы обошли зал. Огурец был изображен практически на каждой картине Кривелли; иногда он лежал на полу, иногда свисал сверху. Путеводители молчали, символический смысл огурца от нас ускользал. Я обещал родителям разобраться.


Collapse )
profile

salumi e formaggi

Прочел подаренную дедом Морозом «Венецию Вивальди» Патрика Барбье, и всячески всем рекомендую. Выяснилось, что я совершенно себе не представлял себе подробности жизни барочной Венеции, а это, братцы, было что-то. Вот буквально пунктиром то, что мне запомнилось.

Невероятное число роскошных праздников, один карнавал длился почти полгода (за вычетом великого поста); во время праздников все обязаны были носить маску — хоть на улице, хоть в театре, хоть в церкви; при этом — вездесущая тайная полиция, армия осведомителей, государственные инквизиторы; аристократы, одетые исключительно в черное, и под страхом смертной казни не имеющие права общаться с иностранцами; гондольеры, связанные клятвой никогда не разглашать ни слова из услышанного в лодке; куртизанки; удивительная распущенность: появляться в обществе с мужем считалось неприличным, у каждой дамы, от аристократки до лавочницы, должен был быть любовник и поклонники, с которыми они всюду ходили; все было подчинено музыке — здесь пели все, от знати до рыбаков, не говоря уж о гондольерах с их баркароллами; оспедали для обездоленных детей, где девочек учили музыке, да так, что их концерты считались самыми ангельскими и восхитительными в Венеции; при этом девочкам запрещалось выступать, после того как они покидали свои оспедали (допустим, выходя замуж); неаполитанские кастраты на гастролях; оперная столица XVII века (после угаснувшей Флоренции, но до расцвета Неаполя и Милана); именно тут для разделения публики возникли или по крайней мере стали общеприняты театры с ярусами и ложами; в партере, кстати, на складных стульях теснились низы общества и случайные путешественники, на которых сыпались плевки и объедки патрициев с нижних ярусов; ложи продавали богатым семьям, которые обставляли их своей мебелью; там проводили вечера напролет, ели, пили, курили, играли в шахматы, вертели интриги и крутили романы (можно было закрыться занавесочкой); сверх-роскошные оперные постановки с сотнями статистов, слонами, верблюдами, взмывающими вверх частями сцены, постоянными сменами декораций; ни одна опера не ставилась два сезона подряд, их сочиняли тысячами; один Вивальди написал около полусотни, и еще пятьсот (пятьсот!) концертов. Ну и так далее.

И наконец — вот как были устроены выборы дожа.
Процедура избрания дожа сейчас показалась бы диковинной. В назначенный день с превеликим тщанием находили подходящего мальчика лет восьми-девяти, называемого ballottino, «шарик для голосования», — ему предстояло потом поселиться при дворе новоизбранного дожа. Затем в Большом Совете этот мальчик с помощью жребия выбирал тридцать советников старше тридцати лет (после 1722 года старше сорока), после чего эти тридцать выбирали — тоже по жребию — девятерых, которые большинством голосов избирали сорок, которые по жребию выбирали двенадцать, которые большинством голосов избирали двадцать пять, которые по жребию выбирали девятерых, которые большинством голосов избирали сорок пять, которые по жребию выбирали одиннадцать, которые большинством голосов избирали сорок одного члена Совета, которые наконец избирали дожа при необходимом большинстве в двадцать пять голосов!
Это не выдумка и не преувеличение! О возможных резонах такой процедуры см.
M. Mowbray & D. Gollmann, Electing the Doge of Venice: analysis of a 13th Century protocol, 2007
http://www.hpl.hp.com/techreports/2007/HPL-2007-28R1.pdf

У Барбье есть еще книжка про кастратов, очень хочу прочесть. Жаль, нельзя электронную версию купить.
profile

Hautes-Alpes 2010

После прошлогоднего похода на Кутсу мы всерьез собирались пойти в Саяны на Хангарул (не в Саяны, а на Хамар-Дабан, поправят знающие люди), но увы — обстоятельства оказались сильнее нас. В итоге вместо Хамар-Дабана мы поехали в Альпы, вместо Байкала купались в озере Серр-Понсон, вместо Иркутска и Слюдянки осматривали Бриансон и Савин-ле-Лак, вместо каши завтракали свежими круассанами, а вместо тушенки с сухарями ужинали раклетом. В общем, сплошные лишения.

Итак: фильм и фотографии!

Collapse )
profile

Da fragt der Schweizer den Norddeutscher: «Sind’s z’Züri gsi?»

Вкратце о Цюрихе: романское чудище с двумя туловищами, liebe Scheisse, лучший в городе кебаб, анекдот про немца, швейцарца и шваба, винтажные роботы и загадочная римская (?) мозайка, на которой собака посреди волн лижет ухо русалки.

Collapse )
profile

чикаго+нью-йорк

И еще картинки. Чикаго в октябре: что удалось посмотреть в перерывах между секциями SfN2009. Тирранозавр Сью, Юдифь, джаз, блюз, лестница из «Неприкасаемых» и проч., и проч. И два слова про Нью-Йорк.

Collapse )