Dmitry Kobak (kobak) wrote,
Dmitry Kobak
kobak

Categories:

Кутсайоки 2009: «Реагенты Гриньяра» на Кольском

Выкладываю фотографии и краткий дневник нашего похода на каяках по Кутсайоки, из которого мы приехали неделю назад. Текст вряд ли кому-то интересен, кроме непосредственных участников событий, а вот фотографии получились красивые (почти все не мои — снимала Оля Степанова; мои только выборка и кое-где кадрирование).

Всё это в качестве затравки перед фильмом, который уже практически на подходе, осталось вот только спецэффекты наложить. Фильм готов!



«Реагенты Гриньяра» на Кольском


Колвица—Красненькая—Кутсайоки, 1–9 августа
8 человек: 6 каяков и один катамаран (состав см. ниже)






2 августа


Приехав в Кандалакшу, мы обнаружили, что наши каяки, которые мы сдали в багаж накануне отъезда и которые должны были прибыть вместе с нами в отдельном багажном вагоне, по какой-то причине находятся в Петрозаводске и приедут только на следующий день. Делать нечего: мы поехали, как и было запланировано, на Колвицу, но первый день пришлось провести не в тренировках, а в моральном разложении. Нам повезло, погода была отличная, поэтому морально разлагаться было приятно. Особо отмечу, что мы с Саней и Олесей пошли гулять в лес и нашли кормушку для лосей с большими кусками соли внутри. Лосей не видели.


3 августа


Рано утром на следующий день несколько человек героически встали в шесть утра и привезли со станции все каяки. Мы оставили все вещи на базе, отправили нашего водителя вниз по реке и начали сплав. Река Колвица устроена так: сначала несложные разминочные шиверы и порожки, потом два сложных порога Белый и Черный — и сразу за ними очень неприятный водопад пятой категории, после которого река впадает в Белое море.

День задался: в одной из первых шивер я врезал себе веслом по лицу и рассек бровь. Остаток похода пришлось проходить в пластыре, который мне каждый вечер заботливо наклеивал Док.


Первым серьезным препятствием был порог Белый: в нем один большой слив, на который мы посмотрели, поохали и все пошли в обход, под левым берегом. Порог Черный поинтереснее — длинный, с валами в начале и бочками на выходе. Все прошли хорошо, кроме Олеси, которая дважды кильнулась (на входе и на выходе), но оба раза быстро встала обратно, и нас с Доком, которые кильнулись около основных бочек на выходе и оба позорно отстрелились. У меня не вышла первая попытка эскимоса, и только я собирался ее повторить, как получил камнем по лбу и мгновенно отделился от каяка, отпустив и весло, и каяк (а всё потому, что надо меньше растопыриваться под водой). Меня на берег вытащил Леша, весло поймал Саша, а каяк ушел вниз по течению. Я кинулся за ним и минут пять наблюдал, как он висит прямо над сливом водопада, прижатый к камню. Потом его смыло, я продолжил преследование и догнал его уже почти в солёной воде. С Доком произошла похожая история, только у него уплыло весло, а не каяк.


Когда мы наконец всё выловили и погрузились на машину, то решили поехать обратно на Белый. Там сначала катамаран, а затем и адмирал на каяке спрыгнули в основной слив, причем Саня свалился туда боком, застрял в бочаре и продемонстрировал свою фирменную опору. Девочки прошли по второму разу сбоку, а мы с Доком решили, что на сегодня хватит. После этого все вернулись в лагерь и вечером отмечали 25-летие Антона.


4 августа


На следующее утро все встали ни свет ни заря, залезли в очередную «буханку» с прицепом и поехали на Красненькую. Нам попался довольно хмурый водитель, и пока с ним препирались о том, как лучше привязывать каяки, Док покатал меня на тачке.


До Красненькой (которая потом незаметно втекает в Кутсайоки) ехать часов пять, так что пока приехали, пока перекусили, пока собрались — дело было уже к вечеру. Замечание по поводу упаковки: перед походом я был проинструктирован нашим адмиралом и после этого очень боялся, что в каяк ничего не будет помещаться, поэтому взял с собой абсолютный минимум вещей и раскладку отмерял по граммам. Но оказалось, что в каяке полно места, и запихать туда можно практически что угодно. Не буду показывать пальцем, но у одних с собой были здоровые трекинговые ботинки, у других — пуховая безрукавка и штук пять комплектов полартека, у третьих — килограмм халвы (!), и ничего, всё влезало.


Времени и сил хватило только на первую ступень каньона Короткий. Тут выяснилось, что в реке ОЧЕНЬ мало воды. Поскольку у нас всю неделю жарило солнце и не было ни одного дождя, то уровень воды так и оставался всю дорогу очень низким. Из-за этого некоторые пороги были значительно более простыми, чем они могли бы быть по нормальной или тем более высокой воде. Особенно не повезло Леше с Антоном, которым частенько приходилось обносить свой катамаран: по такой воде он попросту не помещался в реку.

Итак, каньон Короткий. Первая ступень — сначала длинная каменистая горка, потом пара сливов. Девочки кильнулись в бочке после слива (Олеся аж дважды), но грамотно встали, остальные прошли более или менее нормально. Посмотрев на это, неутомимые Оля с Олесей и адмирал пошли первую ступень по второму разу: Саня хотел зайти в суводь после горки (безуспешно), а девочки хотели не кильнуться. В итоге Кнопка кильнулась на самом заходе в порог и какое-то время плыла по горке кверху днищем, пытаясь встать. Выглядело это довольно страшно, потому что там мелко, всё в камнях и места для эскимосского переворота нет. К счастью, всё обошлось: кнопкин каяк врезался в камень, и она из него выплыла.


На этом первый сплавной день был закончен, каяки остались на берегу каньона, мы попрыгали в воду с обрыва и пошли ужинать.



5 августа


На следующее утро на желтых каяках девочек появились наклейки «Женщина за рулем»; найти виновника не удалось. Сплав начался со второй ступени Короткого: сначала нужно было просочиться в канализацию, а затем попрыгать с каменистых сливов. Все это не слишком зрелищно, но впечатлений нам добавил Валентин, который кильнулся и отстрелился на одном из сливов.


Следующий интересный порог — Прыжок. Вообще, река (для тех, кто не знает) устроена примерно так: четверочные пороги перемежаются плесами минут на пять-десять и шиверами-двоечками. Лопатить по озерам не нужно вообще, что приятно. Итак, Прыжок представляет собой один прыжок с пологого слива, который все преодолели без приключений (а катамаран обнёс).


Дальше нас ждал порог Щечки, в котором на видео двухлетней давности всех очень приятно наносит на скалу прямо за сливом и красиво киляет. Увы, по нашей воде в эту скалу даже никто и не врезался, все прошли на ура, хотя Саня каким-то образом умудрился после этого слива встать на образцово-показательную свечку.


И наконец — страшный и ужасный порог Кавказский, который два года назад обнесли все, кроме Антона, а тот хорошенько побился в нем по камням. Длинный каньон, масса сливов, груды камней. Локально ничего особо страшного нет, но в целом все выглядит пугающе, потому что отстреливаться в некоторых местах не хочется совсем. После длительного осмотра порог прошли два Александра, и подтвердили: тут трудно. Девочки посовещались и решили обнести, доктор тоже пошел на обнос (по настоятельному совету адмирала; впрочем, он и сам совершенно не рвался). Мне очень хотелось пройти, но когда все остальные принялись обносить, стало как-то неуютно. В конце концов во внутренней борьбе победило нежелание тащить груженый каяк вокруг всего каньона, и я решился идти. Были предприняты специальные меры предосторожности в виде Антона с морковкой над уловом в середине порога, но все закончилось благополучно.


Отступление: по непонятной причине Кутсайоки была заполнена большими группами из украинцев на катамаранах. Русских групп мы не видели вовсе, а украинцы были повсюду. Одна из этих групп проходила Кавказский вместе с нами, и мы с полчаса наблюдали за спасработами по вытягиванию застрявшего посреди порога катамарана-двойки. Как отметил Леша, они последовательно совершили все ошибки, которые можно было совершить в подобной ситуации. Мы с удовлетворением их обогнали и подошли к порогу Горка.

Горка выглядела довольно устрашающе: резкий наклонный косой слив с большими валами и морем пены. Оба Саши сказали, что они устали и сюда идти не хотят, остальные легко смирились с предстоящим обносом (фактически продолжением обноса Кавказского), но у меня после удачного прохождения Кавказского наступил adrenaline rush, и море казалось по колено. Поэтому за то время, что Горку проходил катамаран, мне удалось подговорить сначала одного, а потом и другого Сашу всё-таки попробовать. И мы попробовали — сначала втроём, — и все прошли без проблем.


Посмотрев на это, все остальные тоже решили проходить. Док прошел хорошо, Кнопка въехала полным ходом в скалу после слива, кильнулась через голову и тут же встала, а Олеся скатилась хорошо, скалу миновала и тем не менее кильнулась через полсекунды уже, казалось бы, на ровном месте. Но тоже встала. Мы все вместе прошли выходную шиверу и встали на стоянку на берегу озерца — преодолев таким образом Красненькую за один день.


6 августа


На следующий день сплав начался с разминки: мы подплыли к последней бочке выходной шиверы из Горки, Саня бодро туда залез, отработал опору на левом весле, потом залез еще раз — и застрял, не в силах выйти из бочки и уперевшись веслом в дно, после чего был вытянут на «Мунстере» (см. ниже).

Река Кутсайоки встретила нас порогом Сомнительный, о котором у всех участников похода двухлетней давности были самые теплые воспоминания (на видео можно наблюдать, как их киляет одного за другим, выплевывает метрах в десяти ниже по течению, а затем тащит по камням). Порог действительно оказался самым интересным на маршруте: два слива метра по полтора один за другим с сильным прижимом между ними. Катамаран прошел успешно. Затем ловко спрыгнули сначала Саша, потом Саня, потом Олеся (которой не без труда и не без визга удалось выйти из суводи между сливами только раза с третьего).





Выглядело это очень эффектно, но вертикальный прыжок в первом сливе, честно говоря, внушал мне определенные опасения, в то время как проход под левым берегом по наклонной горке выглядел явно проще. Посовещавшись с остальными (все советовали идти справа, но как-то неубедительно), я пошел слева. Подошел к сливу, разогнался, прыгнул вниз — и через мгновение уперся носом каяка в какую-то подводную скалу. Каяк запинился намертво, я не мог его даже пошевелить. Берег был примерно в полутора метрах от меня, я торчал в сливе, меня почти с головой обтекал поток воды — в общем, было довольно весело. Особенно весело было видеооператору и фотографу (Кнопка сделала примерно одну тысячу фотографий), а также группе украинцев, которые сбежались на шум и уселись на берегу.


Минут через десять мы знаками (докричаться было трудно) выработали план: мне кидают одну морковку, я пристегиваю ее к каяку, потом мне кидают вторую морковку, я выпрыгиваю на берег, а потом мы вытягиваем каяк из слива. Поскольку я был уверен, что каяк запинился железно и никуда оттуда не денется, а держать весло было страшно неудобно: чтобы вынуть его из воды, его приходилось поднимать над головой, — я выбросил весло на берег, что, конечно, было ошибкой (я обещал адмиралу так больше не делать). Тем не менее всё прошло почти по плану: Саня выдернул меня на берег на морковке, а потом мы общими усилиями вытянули каяк — правда, при первой попытке морковка лопнула (добавочное веселье для видеооператора, фотографа и украинцев).



Второй раз я по-человечески и без приключений прошел справа. Кнопка бодро прошла там же, и наконец — финальным номером программы — пошел Док: спрыгнул первый слив, постоял в суводи, вышел на струю... кильнулся о прижим и прошел второй слив самосплавом.



Выловив Дока и весло и немного отдышавшись, мы пошли дальше. Впереди были два несложных порога: Муравей и БСТ (который Док называл БДСМ, а я про себя — БРСТ). Небольшое приключение произошло в Муравье: Док в середине порога неудачно ушел от обливняка, выехал на берег, остановился и решил, что сейчас его кто-нибудь из зрителей вытянет на берег. При этом зрители предполагали, что Док собирается идти дальше, и бросаться ему на помощь не спешили. В итоге Дока без весла смыло обратно в порог и тут же кильнуло. Остаток порога он прошел самосплавом, основательно порвав себе куртку на локте.


После этого мы подошли к водопаду Оба-на и встали на скальном берегу на полудневку. Главным событием вечера было приготовление блинов, без которых дневка, как известно, не может называться дневкой. Главной по блинам была начпрод Олеся, но после того, как первый, второй, третий, четвертый и пятый блины у нее последовательно получились комом, к приготовлению присоединились адмирал Саня (ценные советы, указания, руководящие действия) и в.п.с. (собственно жарка). Проявив точное кулинарное чутье, наш консилиум постановил перейти от блинов к оладьям — единственно верное решение в создавшейся непростой ситуации. Дневка была спасена. К оладьям подавали сгущенку.

Также важно упомянуть, что каждый день мы с Саней готовили грибную подливу. Адмирал специализировался на жарке грибов и выпаривании из них лишней воды, тогда как мне доставалась крышка от котла, в которой я пассеровал лук и затем тушил тушенку. В конце концов мы триумфально смешивали содержимое наших сковородок. Подлива имела оглушительный успех, жаль только грибов было мало.

Была продолжена традиция ночных разговоров у костра, начатая накануне. На протяжении нескольких дней активнее всего обсуждались следующие вопросы: запинившиеся в сливе каякеры, эксперимент Милграма и стэнфордский тюремный эксперимент, спутниковая телефония, вирус ВИЧ, проказа, Доктор Хаус и Смешарики.

7 августа


Следующий день начался с обноса Оба-ны — вернее просто спуска всех вещей под водопад. Любое препятствие почему-то снизу выглядит проще, чем сверху. Глядя на Оба-ну сверху, не было и мысли о том, чтобы ее пойти, а снизу кажется, что в принципе это возможно. Вообще-то по такой воде действительно возможно съехать по треку у левого берега, но среди нас желающих не нашлось (мы это даже не обсуждали). По более высокой воде каякеры прыгают с отвесного водопадика под правым берегом.


Через сто метров — водопад Маманя с перепадом метров 20.


Непроход (хотя известны несколько безумцев, успешно прыгавших туда на каяке).


Под левым берегом натянут железный трос, по которому мы пытались спускать каяки и вещи, но быстро плюнули: возни очень много, быстрее было перетащить все руками. Тем более что по нашей воде оставался проход вдоль воды — а два года назад нужно было всё обносить через верх.


Пока мы таскали рюкзаки, началась реальная жара, так что закончив обнос, все попрыгали в воду и долго там отмокали.


После Мамани — непривычные для нас на этой реке полчаса гребли, и мы у заключительного препятствия: порог Тесный. Было действительно тесно: очень узкий каньон, который все прошли без особых происшествий. Саню привалило к одному берегу, отбросило к другому и задержало в бочке, но он устоял. Док проходил почти без использования весла, отталкиваясь руками от берегов, и в итоге тоже посидел боком в бочке.

Маршрут мы закончили у разрушенного моста вскоре после Тесного, где какие-то предприимчивые люди, хвала богам, построили баню и продают пиво. Док всем рекомендовал в медицинских целях как следует пропариться и исправно поддавал кипяточку. На следующее утро мы не торопясь всё просушили, разобрали и упаковали. Днём приехала машина и отвезла нас обратно в Кандалакшу.

В следующем году группа «Реагенты Гриньяра» предварительно планирует отправиться в Саяны и форсировать Хангарул. Всем спасибо.


Реагенты Гриньяра



Саня Симин, адмирал


Известен тем, что никогда не отстреливается, потому что очень этого не любит. Также почти никогда не киляется. В одном из небольших порогов он оказался целиком под водой и до кости стер костяшки пальцев на правой руке — но потом утверждал, что не кильнулся, а просто осуществлял очень низкую опору. На обратном пути обыграл всех в преферанс. Любит Смешариков, передачу «Прожекторпэрисхилтон» и бравого солдата Швейка. Характер спокойный. Женат.


Антон Шахмин


По случаю 25-летия пересел с каяка на катамаран. Остался ли этим доволен — неизвестно, потому что Антон исключительно воспитанный, и если чем-то и не доволен, то никогда не подаст виду. Учится в Лос-Анжелесе и считает, что вино должно быть калифорнийским; чилийские не признаёт вовсе. В течение пяти часов преферанса в поезде сыграл, кажется, только один раз — мизер. Ввел в наш обиход важное выражение «гематоэнцефалический барьер».


Олеся Томашенко


Как химик и специалист по органическому синтезу была назначена составителем раскладки и начпродом похода. Специализируется на органическом синтезе блинов с использованием реагентов Гриньяра. Умеет варить кашу. Бесстрашный каякер, часто киляется, но виртуозно владеет техникой эскимосского переворота и никогда не отстреливается. В преферансе принципиально не пасует, из-за чего в поезде безнадежно проиграла в пух и прах. Среди прочих достоинств отличается силой воли: посмотрела четыре сезона доктора Хауса и не стала смотреть пятый.


Оля «Кнопка» Степанова


Наш фанатический фотограф, поэтому её самой на снимках почти нет. Работает хранителем, но запрещает разглашать — чего. Как и любой хранитель, Оля — человек высокой культуры: не любит «Прожекторпэрисхилтон», не смотрит доктора Хауса, зато в первый же день отняла у меня «Дневник обольстителя» Кьеркегора и не отдавала до конца похода. Находила в нем места, отмеченные на полях восклицательным знаком, и хихикала над ними вместе с Олесей. Всегда ходит с ядерным чемоданчиком, в котором лежат камера и сменные объективы.


Саша Самунин


Лучший каякер группы. По общему мнению, проходит все препятствия так, что на него скучно смотреть: ни разу не то что не кильнулся, но даже и в бочке ни разу не застрял. Большой любитель кофе и сигарет, которые возил с собой в двух пластиковых бутылках. Отличается крайним спокойствием и никогда не нервничает. Отрицательная черта одна: не любит есть кашу.


Леша Самойлов


Катамаранщик и краснодеревщик. В первый же день в мгновение ока выточил топором лопаточку для жарки грибов. Не любит терять время, и на порогах все время подгонял каякеров, чтобы они быстрее шевелились (тем более, что катамаран был уже обычно давно обнесен и стоял у конца порога). Научил всех слову «комель».


Валя Розломий


Впервые был в каяке на настоящей бурной воде (не считая Лосево). Врач, походный доктор, в узких кругах известен как «Док». Мануальный терапевт, сторонник народной медицины, противник химических лекарств и оперативного вмешательства. В походе в большинстве случаев советует больному приложить к месту недомогания холодный камень.


Митя Кобак


Человек с перекрещенным пластырем на лбу, за что был назван Олей «Фрайбургским крестом» (такой экспонат есть в Бриллиантовой кладовой Эрмитажа). Сплавлялся на легендарном каяке легендарного Алика «Robson Moonster», на котором Алик шел Кутсу два года назад. От имени каяка мы поддерживали с Аликом трогательную смс-переписку: «Прошел водопад на Колвице. Твой Мунстер». — «Береги себя. Хозяин».


***



Бонус: несколько картинок, которые было жалко не поставить.





P.S. Еще один бонус: фильм 2007 года (я в тот поход не ходил).





Tags: photoreport
Subscribe

  • Neighbour embeddings for scientific visualization

    Запись моего доклада (как бы в Гейдельберге, но, увы, через Zoom) о том, что такое neighbour embeddings, как они работают, кому и почему это вообще…

  • 2020 по причинам смерти

    Оказывается, Росстат уже неделю назад выложил окончательные данные за 2020 по причинам смерти! Сегодняшняя статья в Медиазоне:…

  • хиатус 2

    А интересно, все те люди, которые годами говорили, что потепление остановилось в 1998, -- они уже переключились и начали говорить, что потепление…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments

  • Neighbour embeddings for scientific visualization

    Запись моего доклада (как бы в Гейдельберге, но, увы, через Zoom) о том, что такое neighbour embeddings, как они работают, кому и почему это вообще…

  • 2020 по причинам смерти

    Оказывается, Росстат уже неделю назад выложил окончательные данные за 2020 по причинам смерти! Сегодняшняя статья в Медиазоне:…

  • хиатус 2

    А интересно, все те люди, которые годами говорили, что потепление остановилось в 1998, -- они уже переключились и начали говорить, что потепление…